Вскрытие показало – угостил кто-то молодую маму соленым огурчиком. Вскоре пришла теща и раскрыла все карты…

Результаты вскрытия показали – кто-то угостил молодую женщину солеными огурцами. Вскоре ее мать раскрыла все карты…

Вскрытие показало – угостил кто-то молодую маму соленым огурчиком. Вскоре пришла теща и раскрыла все карты…

Много лет назад Анатолий жил в деревне вместе с матерью. Отца он не помнил, тот ушел на войну, еще когда Толя был маленьким – бывший колхозный тракторист в танке. С войны папа не вернулся!

А через несколько домов от них жила вдова с двумя дочерями. Старшая, Вера, была настоящая красотка – точеная фигура, длинные смолянистые волосы, зеленые глаза, красивые черты лица. А вот младшая, Оленька, была неприметная, угловатая, типичная серая мышка.

Когда Анатолий повзрослел, начал ухаживать за старшей вдовьей дочкой. Красавица вскружила голову молодому и горячему парню. Он уговаривал девушку стать его женой. А Вера в ответ только хихикала да уклончиво отвечала, что рано еще. Вот пусть Толя отслужит в армии, и тогда может быть, она согласится выйти за него замуж.

Анатолия в армию провожала вся деревня. На проводах Вера уклончиво ответила на вопрос, будет ли она ждать из армии молодого человека. Горячий влюбленный парень обещал, что как только вернется домой, сразу же женится на красавице. Та в ответ только смеялась.

На четыре года Толик ушел из родной деревни. Судьба забросила его аж на Дальний Восток, на Тихоокеанский флот. В порт его корабль заходил очень редко. Но любимая Верочка писала парню, его всегда ждало свежее письмо.

Время шло. Письма от Веры стали приходить все реже и реже. А как-то во время очередного захода в порт получил Анатолий всего одно письмо – от своей матери. Мать написала всего одно письмо, в котором просила прощения, что не рассказала обо всем сыне раньше.

Все дело в том, что его любимая Верочка оказалась не такой уж и верной. Ребенка нагуляла, а потом попыталась его вытравить, да неудачной попытка была, сама в реанимации оказалась, чуть на тот свет не отправилась. Но врачи все усилия приложили к ее спасению, выжила. А нужна ли она такая Толику?

В тот день молодой моряк сильно напился. Друзья его еле живого занесли на корабль. Спасибо капитану, не стал по команде докладывать, пожалел молодого матроса и наказал своей властью.

Вот и пробежали четыре года, как один день. Служба Толи подошла к концу. Встречала его тоже вся деревня. Мать к приходу сына из армии нагнала самогонки, наквасила капусты, наготовила домашних колбас. Двое суток гуляла молодежь.

На третьи сутки очухался Анатолий, окунулся в воду холодную и сказал матери, что хватит гулять, нужно о работе думать. Пошел к председателю, тот ему место тракториста предложил у них в сельхозе. Так парнишка и стал работать трактористом, как и отец его покойный.

Через пару неделек шел он вечером после работы с поля. Неожиданно путь ему преградила Вера. Бросилась Тольке на шею, начала приговаривать, чтобы никому не верил, что любит только его лишь одного. Парень разжал руки бывшей возлюбленной, после чего спокойно сказал, чтобы шла домой, в душе у него все чувства перегорели к ней. Не мог он простить предательства. А девушка крикнула, что придет еще Толя к ней, на коленях, мол, приползет.

Время шло. А природа ведь пустоты не терпит! В один из дней, перемазанный с головы до ног мазутом, в грязной робе и кирзовых сапогах шел парень по кромке поля. Тропинка вильнула в сторону деревни. А по тропинке Толе навстречу шла Оленька. Худенькая, в простом клетчатом пальто. На голове красивый васильковый платок.

Молодой тракторист словно впервые увидел хрупкую девушку. Залюбовался ее утонченностью, походкой, мягкой красотой и нежной грацией. Произнес слова приветствия и сказал, что Оля стала настоящей невестой. Девушка застеснялась, опустила глаза.

Не прошло и недели, как начали они встречаться. А уже через несколько месяцев Оля стала женой Анатолия. Вера же на свадьбе выпила лишнего и устроила молодоженам и гостям целый спектакль с истерикой …

Прошел год после свадьбы. Оленька носила под сердцем дитя и со дня на день готовилась стать мамой. Строгая прежде мать Анатолия теперь не могла надышаться на невестку. А чумазый тракторист от счастья не чуял под собой земли – и домой с работы не шел, а буквально летел!

Как говорится, беда грянула неожиданно. На улице уже темнело, когда к сыну в гараж прибежала взволнованная мать. Закричала сыну о том, что с Оленькой беда приключилась, ее нужно как можно быстрее везти в районную больницу. Сельский фельдшер сказал, что могут не успеть.

Толька что есть мочи мчал домой. Соседа попросил отвезти жену к доктору. Старенький хирург по фамилии Шнейдер был из обрусевших немцев, славился своим профессионализмом далеко за пределами района. К нему на прием пациенты ехали даже из других областей.

Уже под утро еле живой от усталости старенький врач вышел в приемный покой и измученно улыбнулся Толику. Сказал, что его любимая жена родилась в рубашке, будет жить сто лет. Удалось спасти и ее, и дитя. Хотя врач почти уже утратил надежду, что получится спасти.

Доктор Шнейдер вытянул из кармана самокрутку. Толик трясущейся рукой поднес зажженную спичку. Хирург затянулся, выпустил струю дыма и сказал парню, что его жене конкретно повезло. У нее оказалась прободная язва желудка.

Врач со своей командой сделал все профессионально. Правда, пришлось Оле сделать экстренное кесарево сечение. Поздравил профессор молодого папашу с новорожденной дочкой. Сказал, что теперь нужно, чтобы кто-то ухаживал за Олей и младенцем.

Анатолий ответил, что его мать еще не старая, поэтому сможет ухаживать за женой. Также, немного поколебавшись, добавил, что еще есть и родная сестра, которая если что, подсобит с помощью. Двое суток Толя безвылазно просидел возле жены в палате.

На третий день мать Оли буквально вытолкала его из больницы, заставила пойти домой, отдохнуть и помыться. А с Олечкой она с Верой должна была остаться. Заверила парня, что все будет в порядке.

А утром следующего дня Толе сообщили страшную весть. Его жены не стало! Вскрытие показало, что кто-то угостил Оленьку солеными огурцами, которые она очень любила. Смерть была нелепой, трагической. Анатолий весь почернел от горя. Только новорожденная доченька держала его на этом свете.

Мать и сестра тоже убивались по Оленьке, по крайней мере, у людей на глазах. Особенно сильно причитала Вера, изобразила даже обморок на похоронах. Ее под руки увели с кладбища.

Толя каждый день ходил на могилу покойной жены. Он был словно каменный. К нему не доходили перешептывания соседок и местных сплетниц, что наверное, совесть нечистая у Веры, ведь в больнице так и не удалось выяснить, кто же угостил Олю соленым огурчиком.

Через две недели после похорон Оли Анатолия в переулке подкараулила бывшая теща. Схватила за рукав и, хитро улыбаясь, начала говорить о том, что он еще совсем молодой, жена ему нужна, да и малышу новорожденному мать нужна. А Вера любит его, пусть женится на ней, да и живут хорошо. Вера сестру любила и дочери ее матерью станет хорошей. Да и сам Толик когда-то без ума был от Верочки, поди, вернется старое.

Анатолий посмотрел на тещу бывшую и молвил только одно слово – Нет! А та, сменив тон, начала говорить, что заберут они все приданое Оли. Ей ведь и о старшей дочери думать надо. Подумаешь, не один он, Толик, на всем белом свете. Найдется и для ее любимой доченьки выгодная партия.

Парень только плечами пожал и сказал, что ему все равно. Пусть берут все, что им надо. В тот же день жадные руки тещи и ее старшей дочери забрали все подчистую.

Тяжко было Анатолию. Но Господь миловал – не сошел он с ума, не спился. Устроился на работу на Север, на золотые прииски. Начал хорошо зарабатывать, вскоре забрал и маму с доченькой к себе. Всю душу отдавал своей Настеньке, которая была как две капли воды похожа на его любимую Олечку. Когда мать умерла, остался он с дочкой. А вот полюбить никого уже не смог…

... ...
Вскрытие показало – угостил кто-то молодую маму соленым огурчиком. Вскоре пришла теща и раскрыла все карты…
В лесу ребята нашли две трубы… Взгляните, что там было!